База отдыха
Аренда жилья
Как к нам проехать
Номера (фото)
Баня/Сауна
Озеро Большое Яровое
Озёра на Алтае
Как доехать до Ярового
Карта города Яровое
Погода на Яровом
Санатории и гостиницы
Кафе и рестораны
Такси и автостоянки







Легенды Голубого озера, Алтайский край / Памятник природы / Третьяковский район, с. Семеновка
 Главная  Летний отдых на Алтайских озерах

База отдыха на Яровом »

Голубое озеро, находящееся недалеко от села Семеновка в 45 км от райцентра с. Староалейское, является природным памятником Третьяковского района.

По сути своей Голубое озеро - это затопленная шахта. Благодаря содержанию меди, вода в озере имеет небесно-голубой цвет. Расположенное в предгорной зоне Алтая, оно отличается неповторимой, первозданной красотой. Уютный уголок вокруг озера стал излюбленным местам отдыха всех жителей района и его гостей.

С озером связано много историй и преданий, вот одно из них:

В стародавние времена тайга глухая стояла до самой Корболихи. Зверя немеряно было. Да и Черепаниха речка - не то, что сейчас, плевком переплюнуть... Почитай только в одном тесте и можно было летом переехать, да и то вода в телеги заливала. Таймень омутах стоял, что полено метровое.

Однажды мастер горный Семка Карамышев у Плешивой сопки, что за Вересухой, жилу отыскал благородную. Не то медь, не то серебро, да только понагнали сюда каторжан видимо-невидимо, что мурашей в муравейнике. Днем и ночью работали. Великое множество людей от той непосильной работы в штольнях осталось, виноватых, да и вовсе безвинных. По сей день их души загубленные по ночам вокруг тех штолен бродят, места себе ж находят. Вот как раз в ту пору и случилась эта история...

Жил в Семеновке Матюша Житников. Отец его как-то осенью по перволедью провалился в воду, покуда мужики кушаки связали - его шивера под лед и затянула, а мамка - Глафира Евлампиевна, как узнала про эту беду - сразу и слегла, полежала зиму, а к весне Богу душу и отдала.

Остался Матюша сиротой. Да только люд в те времена был не тот, то нынче. Соседи парнишку одного не оставили. Вырос Матюша крепким парнем, а к годам приглянулась ему девица Варя из ссыльных.

Покружил он, покружил с годок возле ихней хибарки, да и привел её в свой дом. Спокойная, ладная деваха, работящая, да только с ребятишками что-то у них не заладилось.

Так вот, как-то в начале зимы шел Матюша с охоты домой. Дорога мимо Голубой скалы, что у Демидовских штолен заброшенных, шла. Глядь, а у самой скалы, волчара здоровенький лосиху с теленком прижал. Лосиха отбивается, как может, совсем из сил уж выбилась, а энтот зверина на нее особого внимания не обращает, все норовит теленка заложить. Обрадовался Матюша, вон, сколько мяса на зиму добыть можно, и уж приложился к фузее своей, да только будто его кто-то в самое сердце ткнул. Жалость подкатила к горлу. Представил Матюша на миг Варю свою вместо лосихи той, что не за себя бьется насмерть, а за дитя свое. Разозлился сначала на себя, что едва грех на душу не взял, а потом и на зверюгу энтого перевел мушку... Грохнула шомполка, и покатился вниз волчара. Подбежал Матюша к лосихе, а та стоит, вся дрожит от испуга и никуда не уходит. Постояла, постояла, да и совсем легла.

- Вот ведь, дура, - крикнул он ей, обернулся и пошел к волку. Стянул с него шкуру, и уж было, совсем домой собрался, обернулся, нет ни лосихи, ни теленка. А стоит на их месте старец. Волосы на голове у старца седые, длинные, до самого пояса, глаза черные, жгучие, аж до сердца прожигают. Оробел Матюша - откуда он здесь взялся? Одежда на старце добротная, сидит ладно, да вот только летняя, а ведь не мерзнет старец, будто и не зима вовсе, даже наоборот, вроде, как и улыбается. Хотел Матюша ружье свое в руки взять, хоть и старец, да ведь чужой - да только руки не слушаются. Хотел шаг сделать - да только ноги не двигаются. Вовсе испугался, хотя не робкого десятка был.

А старец как будто видит Матюшин испуг и нарочно к нему спускается. Подходит и говорит:

- Здравствуй, Матюша, сын Севастьяна Охримеевича. А Матюша и разговаривать не может, язык отнялся.

- Не бойся меня, - продолжает незнакомец, - я хозяин земель здешних, за порядком наблюдаю.

Стоит Матюша и рта раскрыть не может.

- Видел я сейчас, как ты дело доброе сделал, - говорит старец, - вижу человек ты не черный, и душа у тебя светлая. А посему хочу я тебя отблагодарить по совести и по правде. В течение трех лет будешь приходить ты к этой скале один раз в год, в этот же день. Ударишь обухом топора в скалу и увидишь награду. Но помни, пожадничаешь или расскажешь кому, что видел - в твой дом беда непоправимая придет.

Сказал, развернулся и как будто растворился в скале. А как только растворился, так сразу вернулась к Матюше прежняя силушка. Схватил он свои пожитки и припустил со всех ног до дому.

Прошел год. Страх внутри улегся, а любопытство все больше овладевало Матюшей. В назначенный день пришел Матюша к Голубой скале. Осмотрелся, разжег костер пожарче, достал топор и ударил по скале - ничего. Ударил второй раз - опять ничего. Наверно почудилось мне, - подумал он и ударил в третий раз. Глядь, а в скале что-то блеснуло. Пригляделся Матюша - Мама дорогая, да ведь это жилка золотая! И точно - золото!

И чем больше Матюша скалу разбивал, тем больше золотых камешков да песчинок в шапку набирал.

А когда стемнело, набрал он полную шапку, поблагодарил в мыслях старца и пойти мой. Потихоньку Матюша то золото что у Голубой скалы взял, за год перекупщикам да закупщикам сбыл. За лето пятистенок новый выправил, коровку до коня в новый двор привел. Оно когда деньжата в кармане водятся - всякая стройка быстро поддается, да и у самого на месте, значится, были.

Прошел еще год. В назначенный старцем день пришел он в заветное место. С раннего утра до самой темноты бил обухом Матюша Голубую скалу. Бил злостью, будто и не скала она вот враг лютый какой. В полной темноте набрал он золота цельный пуд.

С тяжелой ношей своей отправился он в темноте до дому. Да только вот т самым домом споткнулся, уж больно тяжелый был. Мешок возьми и лопни, да на самой проезжей дороге. В полной темноте четвереньках собирал Матюша вместе со снегом рассыпавшееся золотишко. За этими занятием и увидел его через окно сосед Пантелеймон - подлейшей души человечишко. У самого полный дом ребятишек, а его на работу палкой не выгнать.

А наутро Пантелеймон по той самой дороге пошел мимо Матюшиного дома, глядь блеснуло что-то. Нагнулся Пантелеймон и глазам не поверил - золото. Собрал быстренько, что оставалось и в лавку... А в лавке галдеж. Намедни государевого казначея, что с поисков золотишко вез, лихие люди здешней ночью порешили. Все, что он вез, забрали, скрылись восвояси. За поимку их власти обещают награду. Так вот оно что, - подумал он, - вот так Матюша, вот так тихоня.

Около полуночи явился он к Матюше и во весь голос стая орать, что ежели не поделится с ним, то завтра же он все расскажет урядникам про золотишко, и откуда оно него взялось. Разозлился Матюша на соседа, да в сердцах ударил того, что есть силушки.

А силушка-то в руках была немереная. Завалился Пантелеймон на пол, да на ту беду на обушок того самого топора, которым Матюша у Голубой скалы породушку выбивал. Упал и затих. Шасть к нему Матюша, а он уж и не дышит. Испугался он не на шутку. Хотел к властям идти, да побоялся, засудят накрепко. Завернул Пантелеймона в тряпку и в прорубь. Хорошо, что Вари дома не было, у матери своей ночевать осталась. А наутро по деревне крик - Пантелеймон пропал! Был в лавке, пошел домой и пропал. Как до дому шея и кому грозился, так про то люди слышали.

Усмотрителей разных понабежало, и все к Матюше. За печкой, на том самом топо¬рике кровушка, и след в полынью. Обыскали весь дом вверх дном и мешок с золотишком достали. Где взял? Ясно дело - где. И уж совсем было повесили на Матюшу казначея, да только не знамо, откуда пошел в народе слух, что золотишко у того в отчеканенных монетах было. А у Матюши - в самородках. Неувязочка!

Пуще прежнего власти залютовали! Мало того, что соседа извел, да еще и государево золотишко заныкал. Пытают, где взял, а они сказать не смеет. Да вот только когда каленым железом пригрозили Варю пожечь, не смог смолчать, все рассказал. Не поверили - он за свое. Пошли к Голубой скале.

Народу собралось человек двенадцать. Жандармы, урядники, даже самый главный полицмейстер демидовский пожаловал. Сколько по скале не били - ничего, только щебень летит. Разозлились на Матюшу, и ну бить его по новой, что насмехается над ними. Он кровушку-то с лица вытер и попросил принести свой топорик. Принесли.

Ударил Матюша скалу первый раз, и показалась жила, которую никто никогда в жизни не видел. Ударил второй раз, и посыпалось золото прямо под ноги урядника.

Люди словно разум потеряли. Бросились друг на друга. Хватают камешки, по карманам рассовывают. Ударил в третий раз - треснула скала, надвое раскололась, и вышел из нее тот самый старец. Ужас леденящий сковал всех. Кто где стоял, тот там и остался. А старец постоял, посмотрел на всех, взял за руку Матюшу и растворился вместе с ним.

А через мгновенье из той самой расщелины, откуда он появился, хлынула вода. Всю ночь небо грохотало и сверкало. А когда утром люди пришли поглядеть, что же произошло, то увидели большое озеро посреди каменного карьера. Вода в нем была светло-голубая, как глаза Матюши в яркий весенний день, и ледяная, аж жутко.

Варя, как узнала, что случилось у Голубой скалы, - ушла из дома и больше не возвращалась. Люди поговаривали, что видели ночью женщину, стоящую на вершине Голубой скалы.

И по сей день в тихую безлунную ночь услышать чьи-то шаги, под которыми маленькие камешки, обрываясь, летят с высоты в мерцающую гладь озера.

А Матюшино золото так и лежит на дне, недосягаемое для людей, охраняется владыкой здешних мест.


Нравится Поделиться





регистрация на досках объявлений Диеты и питание
© 2018 На Яровое! (edem@na-yarovoe.ru) - есть вопросы по сайту? - пишите!    контактная информация